Теневой банкинг в мировой экономике

Нетология

В последние годы тема теневого банкинга в национальных экономиках и мировой хозяйственной системе стала звучать всё чаще и настойчивей. Дело в том, что деятельность официально существующих и законно зарегистрированных кредитно-финансовых организаций повсеместно жёстко регламентируется и контролируется надзорными органами, поскольку многие государства небезосновательно полагают, что для этого есть все основания, к коим относятся мошенничества, хищения кредитов и денег вкладчиков, злоупотребления на рынках валюты, деривативов и ценных бумаг.

Но что же представляет собой теневой банкинг, какой круг явлений охватывает этот термин? Во-первых, к теневым банковским операциям относят все те транзакции, которые осуществляются незарегистрированными в официальном порядке лицами. Во-вторых, теневым банкингом могут заниматься и юридические лица, работающие на законных основаниях, имеющих необходимые разрешительные документы и лицензии. И, наконец, в-третьих, теневым банкингом подчас занимаются компании и организации из небанковского и нефинансового сектора – например, IT-компании, поисковики или предприятия коммуникационного сектора

Как правило, функциональные единицы теневого банкинга оказывают услуги кредитования, валютных и депозитных операций, краткосрочных инвестиций, посредничества. Данную сторону проблемы анализирует российский исследователь Н.А. Малеванная.

Известно, что развитие новых видов учреждений зависит от многих факторов. Оно включает в себя следующие позиции:

  • последствия мирового финансового кризиса;
  • стимулирование роста мирового ВВП;
  • зарегулированность банковского сектора.

Теневой банковский сектор нельзя назвать открытием XXI века. Необходимо отметить, что первые организации сегодняшнего теневого сегмента финансового рынка впервые появились еще в начале XX века в США. Считалось, что трасты способны вести дела только в сферах с низким риском, поэтому их деятельность не регулировалась так скрупулезно, как активность национальных банков.

Попустительское отношение властей привело к тому, что трасты расширили свои полномочия и начали спекулировать на рынке недвижимости и на фондовом рынке. Так как обыватели не смогли определить качественную разницу между трастами и серьезными организациями, то репутация национальных банков была разрушена.

Макроэкономический фон современного мира отмечен признаками хаотичности и непредсказуемости движения капитала. Нестабильность ведет к затрудненной возможности прогнозирования. Кризисные условия, предрекаемые еще Шумпетером в его динамической концепции циклов, являются следствием разного типа инноваций, в том числе и финансовых. Поэтому проблема теневого банкинга и его инструментов становится все более актуальной в крупнейших экономиках мира.

УБРиР [CPS] RU

К институтам теневого банкинга относятся хеджевые фонды; специальные паевые фонды, инвестирующие в рынки ликвидности и государственные ценные бумаги; структурные инвестиционные фонды.

Методы регулирования теневого банкинга стали повесткой дня на саммите G20, но адекватных мер до сих пор не предложено. Эксперты отмечают, что контроль этого сегмента рынка должен быть максимально гибким, так как невозможно отрицать полезность этой системы для стимулирования экономики.

Для успешного регулирования теневого сегмента банковской деятельности предложено было создать новые единые надзорные органы, которые бы действовали на территории всей Европы. Более того, например, в США значение придается защите прав потребителей и инвесторов и выражается в создании Бюро по финансовой защите потребителя.

В 2014 году теневой банкинг стал основной темой опубликованного доклада МВФ. Отчет о мировой финансовой стабильности фокусирует внимание на расширении данного сектора в странах Евросоюза, Китае и странах Юго-Восточной Азии. Традиционный банковский сектор уже не способен стимулировать рост мирового ВВП, и повышение его уровня достигается благодаря активным операциям со стороны теневого банковского сектора. Однако последствия явления остаются неизвестными. Учитывая, что 70% банков зоны евро нестабильны для поддержания экономического роста, теневой банкинг является своеобразной альтернативой, активно действующей для достижения цели.

Условное деление стран на три типа осуществляется по критериям:

  1. Величина доли теневого банкинга по сравнению с традиционным банковским сектором.
  2. Политика в отношении теневого банковского сектора в отдельной стране.

Американская «система теневого банкинга» предполагает более 20% доли небанковских институтов. К категории стран, отвечающих данному критерию, относятся США, Нидерланды и Великобританию.

Менее 20% присутствия «небанков» характерны для Австралии, Испании, Канады, Германии, Франции и Японии. Их относят к «немецкой группе».

Арабское «централизованное планирование» присуще странам с высокой долей государственных банков. К ярким примерам стран, относящихся к последнему типу, можно отнести Саудовскую Аравию, Аргентину (до 2012 года) и некоторые другие государства.

В США размер теневого банковского сектора начал активный рост в 70-х годах прошлого столетия. К 2008 году размер теневого банкинга превысил уже 20 трлн долларов против 14 трлн обязательств традиционной банковской системы. В 2010 году этот показатель достиг уже 16 трлн долларов.

Значительное влияние теневой банковский сектор оказывал на рост ВВП США с 1974 года по настоящее время. Эффект выражался в следующих явлениях:

  1. Повышение скорости оборота капитала в экономике.
  2. Возрастание размера и доли финансового сектора в ВВП США.
  3. Повышение эффективности труда в разработке и выдачи кредитов.
  4. Возросшие потребление и трата компонентов ВВП на доступ к легким кредитным деньгам.

Хотя США остаются лидером по доле присутствия небанковских посредников на финансовом рынке, наблюдается тенденция к уменьшению данного сектора. Если в 2007 году объем теневого банкинга составлял 16 трлн долларов, то в 2013 году снизился до сумм 14 трлн.

Активный рост теневого банкинга наблюдается в Китае. Ранее страну можно было отнести к группе «централизованного планирования», но тенденции резкого роста доли теневого банковского сектора сейчас этого сделать не позволяют.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

По оценкам МВФ, доля теневого банковского сектора в Китае составляла 35% от ВВП в 2014 году. Интересно, что годом ранее крупные финансовые компании давали свои оценки доле теневого банкинга в стране, и их подсчеты содержали существенные различия. Цифры колебались от 822% (Standard Chartered) до 81,2% (JP Morgan) от ВВП. Это говорит о том, что размер теневого банковского сектора в государстве может быть недооценен. Тем не менее, размер сегмента вполне реален для масштабов китайской экономики, и правильные регуляторные меры могли бы максимально снизить финансовые риски.

Усилия властей уже направлены на легализацию неформальных финансовых институтов, легализацию и присвоения им четкого статуса.

В 2013 году в России теневой банковский сектор вырос на 25%, по данным FSB. Однако Центральный Банк России жестко регулирует эту отрасль. По сведениям 2015 года, доля теневого банкинга от ВВП страны составляет не более 10%. Сегмент теневого банковского сектора не является развитым в Российской Федерации и занимает всего 6,5% от размера банковской системы.

Отличительной особенностью теневого банкинга в Российской Федерации является его высокая степень взаимодеиствия с банковской системой. Кроме того, уникальным для мира остается значительное влияние госструктур в сегменте.

Для снижения рисков, связанных с теневым сектором банковской экономики, МВФ рекомендует использовать стратегию, включающую 4 этапа:

  1. Определение рисков теневого банкинга.
  2. Выбор инструментов регулирования.
  3. Наблюдение и контроль выбранной стратегии.
  4. Анализ и возможное изменение мер регулирования.

Можно отметить, что и рекомендации МВФ, и советы Всемирного банка, отраженные в документах 2013 года, аналогичны и носят довольно общий характер. Предполагается, что реформирование традиционной банковской системы поможет вернуть ей главную роль в кредитовании заемщиков.

Теневой сектор банковских услуг — понятие, рассматриваемое в ретроспективе. За последние годы оно трансформировалось и приобрело такие масштабы, что не подлежит дальнейшему игнорированию экспертов. Вытесняя с рынка банковских услуг традиционные банки, крупные компании теневого сектора не только выполняют функции банков, но и не подвергаются достаточному контролю со стороны властей.

Отсутствие прозрачности и достаточного надзора ведет к разрушительным последствиям. Отголоски кризисов до сих пор не погашены ни в США, ни в Европе. Такой же исход возможен и для Китая, процент теневого банкинга в стране возрос более чем на две трети за прошедшие два года.

Тенденция замещения классических банков теневыми приобрела динамичный темп после финансового кризиса 2007-2009 гг. Последствием кризиса стало ужесточение банковского надзора и банковского регулирования. Также были ужесточены нормативы достаточности капиталов. Изменения правил привели к тому, что крупнейшие банки облагаются колоссальными штрафами, даже за манипуляции ценами на золото.

Несмотря на уже практически равные доли присутствия официального и теневого банкинга на рынке, эксперты не спешат применять эффективные меры по урегулированию разросшегося сектора теневых поставщиков банковских услуг. А рядовой потребитель, в свою очередь, принимает более выгодные условия, предлагаемые успешными инвестфондами.

Можно сделать вывод, что пока в отношении теневого банковского сектора не будут приняты адекватные меры и не будут представлены конкретные требования, отвечающие принципам законодательства, угроза разрушения классического банковского сектора не только существует, но и вполне осуществима.

 

Больше см. на КиберЛенинка

Веб-Займ [CPS] RU

Pin It on Pinterest

Share This